АО "Национальный научный центр хирургии" им. А.Н. Сызганова
Время работы: 8:00 - 18:00
Сall-центр:
+7 (727) 279 23 27, 279 58 59,
279 23 27
Диагностический центр:
+7 (727) 279 22 84, 279 22 40,
279 95 55
Запись на КТ: +7 (747) 820 70 53
Запись на МРТ: +7 (747) 820 70 54
Тел./факс:+7 (727) 279 95 05

В Алма-Ате 60 лет назад академик Александр Сызганов провел первую в Центральной Азии операцию на сердце

В канун Дня медицинского работника вспоминаются яркие моменты из истории отечественной медицины. В их числе – событие, открывшее в республике эру кардиохирургии. Оно произошло в 1958 году в операционной Института клинической и экспериментальной хирургии, ныне АО «ННЦХ имени А. Н. Сызганова».

К тому времени основатель института и его директор Александр Николаевич Сызганов уже был именитым ученым, успешно внедрившим разработки в различных сферах медицины Казахстана, между тем операции на сердце ждали своего часа.

– Он все откладывал такие хирургические вмешательства, считал, что не нужно рисковать, – вспоминает его коллега, почетный профессор АО «ННЦХ имени А. Н. Сызганова» хирург Андижан Измуханов.


В клинику обратился молодой пациент 29 лет, страдающий сердечно-легочной недостаточностью. Он был весь синий, задыхался и до Москвы или другого региона, где проводили такие операции, просто не доехал бы. Нужно было оперировать не откладывая. Александру Сызганову предстояло принять решение.

– У нас в институте был очень грамотный анестезиолог, Владимир Чибуновский, он заверил, что сделает такой наркоз, что все пройдет хорошо, – рассказал Андижан Измуханов.


Решили оперировать. В ходе операции нужно было расширить двустворный клапан сердца.

– У здорового человека ширина отверстия митрального клапана в диаметре составляет три с половиной сантиметра, у нашего пациента оно было сужено до семи миллиметров, – объяснил подробности хирург.


Пока Александр Николаевич настраивался на операцию, мыл руки, ассистенты, в числе которых был Андижан Измуханов, вскрывали сердечную сумку. Ситуация была настолько тяжела, что Сызганов не сразу увидел митральное отверстие, так оно было сужено.

– Нащупав его, Сызганов раскрыл сужение между створками. После этого показатели больного улучшились, даже лицо порозовело, все прошло хорошо, – рассказал коллега.


Александр Сызганов завещал Андижану Измуханову наблюдать за этим пациентом.

«Он проживет долго, я уже не успею его довести, передам тебе эстафету», – говорил он младшему коллеге.

– Правда, на какое-то время я потерял его из виду, было известно, что он работает в одном из НИИ Академии наук Казахской ССР. Я его нашел, спросил, почему он не наблюдается, а пациент ответил, что его ничего не беспокоит, – улыбнулся воспоминаниям Измуханов.


Пациент жил активной жизнью до 70 лет.

При внешнем спокойствии Александр Сызганов был очень строг. Если кто-то из персонала не соответствовал его требованиям, он мог выгнать его из операционной.

Ассистировала Александру Сызганову его жена, хирург Татьяна Сергеевна.

– После операции она отвела его в сторонку, и я случайно услышал их разговор. «Будь более снисходительным», – уговаривала она его. Но хирург настаивал на своем, – поделился воспоминанием профессор Измуханов.


Александр Сызганов служил медицине до последних дней своей жизни. Он был удостоен многочисленных государственных наград. Среди многих научных и практических достижений в области медицины академика Александра Сызганова – разработка методики операций на сердце.

«Я прожил свою жизнь неплохо… Я считаю такой путь (ученого) самым интересным. Наука, если отдаваться ей всем своим существом, приносит огромное моральное удовлетворение», – писал Сызганов своей сестре в последний год жизни.

На доме, где жил Александр Николаевич Сызганов, по адресу: ул. Тулебаева, 131, установлена мемориальная доска. А на памятнике, установленном на Центральном кладбище Алматы, хирург изображен в момент подготовки к операции – решительным, целеустремленным. Таким он был в жизни.

Юрий КАШТЕЛЮК
Фото Кайрата КОНУСПАЕВА
и из архива АО «ННЦХ имени А. Н. Сызганова»

Источник: http://vecher.kz